Истории из моей жизни. (alykel_hater) wrote,
Истории из моей жизни.
alykel_hater

Categories:

Как это было до эры ЕГЭ.

Вот опять – пошла школота сдавать свои школьные выпускные экзамены, и из телеящика полился традиционный мегаспор на тему «ЕГЭ – это Зло или Благо?»
Не буду ничего говорить про современную форму аттестации знаний школьников, а вспомню то, как аттестовывался сам. Благо, повод есть. Именно сегодня, первого июня, только 26 лет назад, в далеком перестроечном 1987-м году, начал я свою эпопею, называемую тогда «выпускные экзамены».

Класс 9-й, по-моему.
001

Экзаменов в школе было 7. Начинали их сдавать всей страной 1-го июня, написание сочинения на одну из трех предлагаемых из секретного конверта тем. Технические возможности тех лет позволяли только лишь позвонить родственникам на Дальний Восток и, на пару часов раньше одноклассников, узнать какие темы сочинений на экзаменах в этом году и, соответственно, сгруппировать шпоры по согласно добытой информации. Но родственники на Дальнем Востоке были далеко не у всех, да и позвонить по межгороду тогда можно было только предварительно заказав разговор на пункте междугородних переговоров. Звонить с домашних телефонов «по коду» можно было далеко не во все города Союза, и далеко не из всех городов.

Первый экзамен «Сочинение по русскому языку и литературе» расценивался мной как испытание средней сложности. Дело в том, что еще в девятом классе я захватил у своего одноклассника Леши Хомина и удерживал у себя брошюрку «Пособие по написанию сочинений по литературе для учащихся ПТУ», в которой были тексты сочинений на все темы школьной литературной программы.  Два года, не особо мучая себя прочтением и изучением таких грустных литературных произведений как «Гроза» Островского или «Что делать» Чернышевского, я, как говорят сейчас, копипастил тексты из этой брошюры, меняя процентов пять содержимого, чтобы не казаться совсем гениальным писателем и не выделяться из всего класса.

Примерно так - "в полоборота" готовились мы к экзаменам.
Готовятся Андрей Филатов, Ира Токарева и я.

004

Поэтому, на экзамен у меня была разработана своя стратегия. Приносить с собой книгу и списывать с нее я не собирался. Ставка была сделана на то, что кроме двух тем по мотивам литературных произведений предлагалась третья тема – свободная от жесткой привязки к литературе. Вот на нее я и надеялся.

Еще на генеральной репетиции к экзамену я опробовал эту тактику. Надо было любую тему перевести на рассказ о моем героическом дедушке, о том как он прошел всю войну, как воевал, как работал после войны.

Дедушка на Войне, чистит выменянный на всякую галантерею Маузер.
002

Деда я очень любил и гордился его жизненным путем. Поэтому мог говорить о нем часами и писать страницами. Мое предэкзаменационное сочинение, соскочившее с темы типа борьбы за мир на описание жизни дедушки произвело фурор среди учителей.

Дедушка на работе. Нет, он не вел свадьбы. Он был Капитаном.
А у хорошего Капитана всегда есть минута для творчества.

003

Я получил за него 5 за содержание и 4 за грамотность (что было недостижимыми оценками даже при переписывании брошюры для ПТУшников).

На экзамене свободная тема была еще более подходящей «Герои нашего времени». Я быстренько перевел тему на накатанные рельсы и  за полтора часа на десяти страницах изложил все то, что писал недавно про деда. Экзамен продолжался 4 часа ,но я, положив свои листочки на стол комиссии, поехал домой отдыхать. Только я вошел домой раздался звонок телефона. Звонила моя классная:
- Леша! Ты что понаписал?!?! Тебе за сочинение выходит 2/3. У тебя там ошибка на ошибке ! Быстро приезжай в школу, зайдешь в зал (а писали мы в спортзале) как-будто выходил в туалет, твоя работа будет лежать на углу стола. Только не забудь взять ту самую ручку, которой писал сочинение!

Я быстро вернулся в школу, открыл свою работу и ужаснулся – почти в каждой строчке стояли карандашные исправления ошибок. Исправить ошибки еще можно было. Исправить содержимое - уже нет. В итоге я получил оценку 3/3 и чтобы в итоге не иметь в аттестате тройки по «Русскому – литературе» (а других троек я так же не планировал) на устном экзамене по литературе мне надо было получать только «5».
Как вы помните – литературные произведения я предпочитал читать те, которые были интересны мне, а не школьной программе. Я даже из принципа не учил наизусть, и не сдавал два обязательных отрывка из «Евгения Онегина», прикидываясь то больным, то участвующим в каких-то соревнованиях. Более того, о чем вообще добрая половина произведений, которые мы изучали я понятия не имел и даже кинофильмов таких не смотрел. (Ну какой нормальный человек в 16 лет будет смотреть «Войну и мир», когда можно на видео посмотреть «Выходит дракон»?).
Экзамен был назначен на 4-е июня, и я бросился учить обязательные на экзамене стихи. Хорошо я знал только творчество Маяковского (которого другие ученики даже прочитать не могли правильно, не то что выучить).  Пушкина, Лермонтова, Некрасова и других я учил по принципу «самое короткое произведение». Чтобы не забивать память лишними строчками. Учил даты начала и конца жизни писателей и поэтов, общие фразы об их творчестве. Вобщем, готовился серьезно.

Осложнялась ситуация тем, что наша спокойная и уравновешенная учительница Светлана Яковлевна, за пару месяцев до экзамена ушла в декрет, а нам прислали из другой школы Бэллу Исааковну – злобную даму, которой декрет уже не грозил. За короткий срок весь наш класс успел пропитаться с Бэллой Исааковной открытой взаимной ненавистью, последнюю волну которой Исааковна обещала выплеснуть на нас на выпускных экзаменах в виде заниженных оценок.

На экзамен я пришел подготовленным, без мандража и с некоторым количеством самостоятельно написанных шпор.
Пока сидел в классе готовился отвечать, успел помочь однокласснице одной из сестер-близняшек Лукьяненко (которых так и научился различать) – продиктовал полный текст «Стихов о советстком паспорте», только в конце сократив повторение вступления после слов «Я волком бы выгрыз бюрократизм…» словами «.. и так далее по тексту», которые она удачно прочитала со своей бумажки, читая стих «наизусть». Бэлла Исааковна, довольно потирая, ладошки поставила хорошистке «тройку»….

Как-то справившись с первым вопросом билета я перешел ко второму. Он у меня был про творчество поэта Пушкина А.С. Тут я решил идти ва-банк, изобразив из себя такого горячего любителя этого писателя, что «аж кушать не могу». Для начала, я, трагическим голосом известил комиссии, что «если бы не роковой выстрел Дантеса на Черной речке, то послезавтра (6-го июня) мы бы всей страной праздновали 188-й день рождения Александра Сергеевича». Комиссия, округлив слова сказала только : «Да ладно….» Чтобы корректно остановить стеб, который я мог устроить серьезным лицом и на серьезную тему, они попросили меня : «Прочитай-ка нам ,Леша, что-нибудь из Пушкина.»

Наизусть я знал всего один его стих. Самый короткий, что нашел в домашнем сборнике его произведений. 8 строк. «Я вас любил».

Читал я красиво. С выражением. А самое главное – смотрел в глаза председателю экзаменационной комиссии, директору школы, добрейшей и милейшей женщине - Пановой Вере Степановне. К концу восьмой строки моей декламации у нее текли слезы. Она смогла сказать только слово «пять», даже не спрашивая мнения других членов комиссии. Аттестат был спасен.

Простите меня, Вера Степановна! Я не мог поступить иначе.

Вот так, 26 лет назад, мы обходились без ЕГЭ. Жить было весело и интересно. Как я сдавал остальные пять экзаменов и кучу разных вступительных в разные институты, может быть расскажу потом.

P.S. Если думаете, что я некрасиво поступил с Лешей Хоминым, присвоив его сборник сочинений, то не переживайте. Через 9 лет после школьных экзаменов, Леша взял у меня в долг 200 долларов США и точно так же их присвоил. Думаю, что мы в расчете.
Tags: Норильск, детство, школа, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments