November 3rd, 2013

Народная Республика Болгария. Дополнения.

Странная штука память! Все по классику:

Так и у меня. Писал, вспоминал про поездку в Болгарию все, что мог помнить. НО оказалось, что некоторые факты как-то сразу после поездки выпали из головы и больше ни разу не вспоминались. Хорошо, что есть очевидцы тех событйи! Вот что напомнила мне о поездке сетра и что сразо стало проявляться в глубинах сознания, как отпечаток на фотобумаге.

Рядом с нашим "хотелом" росло абрикосовое дерево. Что для нас, северных детей, было крайне чудно и радостно. Процесс был безотходным - уличные абрикосы употреблялись с удовольствием, а косточки сушились на балконе. И даже были потом вывезены в Советский Союз, где их ядра были употреблены с мороженным в день моего рождения, в одном из киевских кафе.

А еще, в качестве развлечения, нас возили в местный фруктовый сад "помочь братскому народу собирать урожай". Это мероприятие сразу же воспринималось не как трудовая повинность, а как увлекательное приключение. Жителям Крайнего Севера было интересно и познавательно поучаствовать в таком приключении.
Автобусом нас завезли прямо в сад, где вся орава взрослых и детей буквально напала на придорожные абрикосовые деревья, утоляя свою потребность в витаминах. Наша гид (вот уж точно никогда уже не вспомню как звали эту женщину...) и сотрудник совхоза стояли и привычно наблюдали, как туристы поглощали довольно невкусные абрикосы. Выждав некоторое время, когда наша активность по поеданию недозрелых плодов значительно снизилась, они сказали: "Ну а теперь пойдемте - покажем вам деревья, что уже созрели и их надо убирать."
Внутри сада были спелые и сочные абрикосы, которые нам надлежало собирать и складывать в специальные ящики. Нормы выработки не существовало, да и длилось это мероприятие не мучительно долго, а именно столько, что бы не надоесть участникам.
В конце нам было позволено взять с собой столько фруктов, кто сколько мог унести. Все набрали абрикос с собой "на вынос" (конечно, не в таких количествах, как выносили вино с "Медвежьей поляны").

image-1383378410429-V

В результате этого вечером, на ужине, ни кто не приторонулся к фруктам на столах и директор ресторана в панике прибежал к руководителю группы с вопросом "Что не так? Вам не нравится?". Отец потратил несколько минут на то, что бы успокоить переживающего болгарина и объяснить, что в ресторане нам все нравится "просто сегодня получилось вот так..."

Еще мы с сестрой посетили местное злачное место - зал игровых автоматов и боулинг. Вот что она вспомнила об этом:
В темном зале игровых автоматов кроме нас был только арабский мальчик в белом халате. В халате был карман, как мне показалось ниже колен, потому что он оттуда все вытягивал и вытягивал бесконечные жетоны. У нас же на двоих он был наверное один. А тут какая то обезьяна и так неприлично богата.
А потом мы зашли в абсолютно (т.к. днем) пустой боулинг. Взяли рассмотреть шар. Ты
(то есть - я) воткнул в него пальцы, но по третью фалангу. Они естественно застряли и мы пережили несколько волнительных моментов, вдруг кто застукает: зашли без спроса, потрогали шар, да еще и не понятно, что будет с пальцами ( с шаром на руке домой не уйдешь :-)))

Еще вспомнилось, что в нашей группе была семья из Дудинки. Интеллигентные такие, мало участвовавшие в дебошах и валютно-коммерческих отношениях. Отдыхали с сыном - пацаном лет семи-восьми. Пацан имел выразительный фингал под глазом, за что моментально получил от штатных юмористов группы, в честь знаменитого одноглазого английского адмирала, кличку "Нельсон". По другому его больше не называли. Даже встретив его через более чем десять лет, трудно было обращаться к нему по его настоящему имени, а не "Нельсон".
А с папой "Нельсона" через десяток лет пришлось встретиться по работе - он оказался начальником одного из предприятий, без которого наша нефтеналивная деятельность была бы невозможной. Так он мне припомнил те времена (впрочем без какой-либо обиды, так как я тогда был ребенком). Сказал, что вся группа подозревала именно его в том, что он являеся информатором КГБ и старались не иметь с ним никаких неформальных отношений.


Вот и этот пласт памяти переработан. Возможно, поступят еще какие-нибудь воспоминания от родителей, если они захотят поделиться ими.