Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

intro...

Я родился на Таймыре где метелей кутерьма,
Каждый год меня томила
Девять месяцев зима.
    Я ложусь и просыпаюсь,
    За окном трещит мороз.
    Никакой меня не аист
    В длинном клюве не принес!
Потому что птицы эти
На Таймыре не живут-
Злые ветры им гнездиться
В нашем крае не дают.
    Как задуют круто, люто
    Не проехать, не пройти.
    И в капусте потому-то
    Не могли меня найти.
Я родился как и папа
Тот же рост и тот же вес.
Но пока он выше ростом,
Потому что больше ест!

(Эдуард Нонин)
==================================================


В этом журнале собраны рассказы о случаях, которые происходили со мной.
Если Вам интересно Как я стал израильтянином - читайте тут.
Про мои путешествия по стране и миру - тут.
Про случаи из моего детства - тут.
Про корабли - тут.
И вообще - журнал постоянно добавляется и обновляется. Поэтому - записывайтесь ко мне в друзья тут.
Будет много интересных рассказов!

Как я купал олигархов

Однажды менеджмент нашего дайв-центра продал меня в рабство.
Нелегкая судьба дайв-инструктора занесла меня как-то в командировку. Задание - простое: обеспечить дайвинг постояльцам яхты. Длительность - 6 дней. Зарплата с коэффициентом 1,6 (за отрыв от дома). Питание и сон - на борту. План погружений - как договоримся. Чаевые - как получится. Особого энтузиазма я от этого мероприятия не испытывал. Но послать кроме меня было некого, так как заказчики русскоговорящие, а в нашем дайв-центре этим редким языком владел только я. Ну и босс. Но он же не поедет в командировку?
Интереснее стало когда мы узнали что за яхту зафрахтовали наши заказчики. Суперяхта Ocean Emerald. Длинна - 41 метр. Входит в десятку уникальных яхт мира.

Collapse )

С Днём рождения!

Мимо нашего окна часто проплывают громадные морские суда. Проважая их взглядом, я часто пытаюсь представить что сейчас происходит на палубах, каютах, служебных помещения и ходовом мостике стального гиганта.
IMG_20150225_095318
или так. (Ну люблю я корабли)))

Представляя то, кто чем сейчас занят я всегда думаю что делает капитан: отдыхает после выхода судна из порта или, наоборот, готовится к прибытию в место назначения? И тут же, мне вспоминается тот настоящий Капитан, счастье общения с которым было в моей жизни. Это был мой дедушка. (Хотя я его всегда звал короче - "дед"). Марк Абрамович Гринспон. Капитан второго ранга в запасе, Капитан дальнего плаванья и яхтенный Капитан без ограничения парусности.

Я обожал своего деда. И это обожание было взаимным. Он искрене люил своих внуков и был готов возиться с нами всё свое время (за исключением "адмиральского часа" - послеобеннего сна, который он очень почитал). Мне было интересно с ним. Дед не был занудой, хотя и любил порядок. Но понятия порядка и дисциплины и прививал настолько незаметно, что это не воспринималось морализаторством и впитывалось незаметно и намертво. Хотя, пару раз, я получал от него выговоры такми тоном, что повторять совершенные ошибки желания не возникает до сих пор.

Он был отличным рассказчиком, знавшим неимоверное количество истоиий, мифов, легенд, баек, анекдотов, стихов и песен. Слушать его было одно удовольствие. И любил это делать не только я - он собирал целые залы, проводя творческие вечера для своих коллег, или просто читая лекции в обществе "Знание". И ему было что рассказать своременникам. Парень из еврейской семьи, из напрочь сухопутного Харькова, заканчивает Севастопольское высшее военно-морское училище, получая офицерские погоны ровно в день начала войны. Эшелон в Ленинград. Сначала командование артеллиристкой установкой (всё-таки снятой с крейсера) на Пулковских высотах, потом, опять стрельба из пушки, но уже разьезжая на бронепоезде. И только потом возвращение на флот командиром БМО - большого морского охотника - небольшого катера, охотящего за подлодками фашистов, разминировавшего минные поля Балтики, высаживавшего десанты. С первого до последнего дня на войне. Он вошел в те счастливые 3% встретивших войну на службе и доживших до Победы.
Потом служба, преподавание, увольнение, переход в гражданский флот, десятки стран и сотни портов, тысячи знакомств, перезды, любимая семья.
последний раз он ходил в море уже на восьмом десятке. Капитаном-наставником. Была такая должность. Он очень любил свою работу. Он очень любил делиться своими знаниями. Это дед заразил меня любовью к Морю. И он же отговорил не связывать свою судьбу с ним. И это как раз подтверждает правило, что ошибки могут совершать все.

Дед не только любил читать (и пытался приучить к чтению меня), но и сам писал повести и рассказы, стихи и песни, картины и просто рисунки. Он умел играть на всём, что издавало хоть какие-то звуки, хотя никогода не учился музыке. Пел от частушек до оперных отрывков. Он оставил после себя два тома воспоминаний и сочинений. И сейчас бывает, что я пытаюсь найти в его книгах ответы на вопросы, которые ему уже не задать. А как, иногда, хочется с ним поговорить.

При всей серьезности своих знаний и регалий дедушка оставался молодым и озорным в душе. Он мог позвать меня "сходить на дело" - поздним вечером сорвать цветок магнолии, запах которой так любила его любимая спутница жизни (она же моя любимая бабушка). Живя в аджарском Батуми он удивлял аборигенов своими ежеутренними пробежками. Дело в том, что местное население мужского пола предпочитало совершенно другие формы проведения досуга, нежели физические упражнения и считали его чудаком. А он, собрав пацанов из ближайших двором, мог организовать поход на стадион с игрой в футбол или соревнованиями по какому-нибудь только что им придуманному спорту. Или в поход по окрестным горам.
Велосипед. Он считал, что у пацана просто должен быть велосипед. Я помню свой "Школьник", с которого сразу пересел на "Взрослый". Это был мой конь. Личный стальной конь.

Он, проживший почти всю жизнь на юге страны, просто обожал холод. У меня есть (жаль что не под рукой) фото, где он купается в проруби. На лице такое удовольствие, что возникает мысль "А может стоит попробовать?"
А его домашние уроки слесарного дела? Тогда мне казалось "зачем мне это надо?" Зато  теперь я не боюсь взять в руки молоток, ответку или пилу. Пусть я не супер-рукастый мастер, но элементарные навыки работы руками привил мне он.

Я был счастливым ребенком. У меня был полный набор дедушек и бабушек. В те времена у многие сверстники просто говоили: "Моих бабушек-дедушек убило на войне".  Мне очень повезло. А ещё более в разы повезло, что моми бабушке и дедушке нужен был я. И я знал, как они расстраивались, когда мои летние планы строились без заезда к ним. Став старше и самостоятельнее я всегда старался заехать к ним, выбираясь из Заполярья. Как и дед пытался посетить меня в Израиле, воспользовавшись служебным положением. Но, в последний момент корабль получил новый порт назначения и в Израиль так и не попал. То был последний выход деда в море. Наверное тогда, он впервые, сошел на берег расстроенный.

Это был один из тех немногих людей в моей жизни, на кого бы я хотел быть хоть чем-то похожим. Пусть немного неуклюжий в быту, но обладающий просто прекрасной реакцией, эрудицией, скоростью мысли и чувством юмора. Любой иностранный язык, который он слышал в быту, был понятен ему. Он сыпал словами и фразами на грузинском, немецком, итальянском, французском, испанском. Про профессиональный английский я не говорю. Как и про украинский, знанием которого он затыкал рты тем "истинным украинцам", которые пытались указать ему его место в иерархии линейки национальностей.

Сегодня ему исполнилось бы 96 лет. Бы.... Какая гадкая частица. Для меня он не умер. В силу обстоятельст я не попал на его похороны. Поэтому он остается для меня всегда живым.

10261996_629854590433137_1352841737100498726_n
С Днём рождения, мой любимый дед!

Годовщина начала Войны

Мой дед рассказывал мне про этот день.
22 июня у них, выпускников Черноморского Высшего Военно-Морского училища им.П.С.Нахимова, должен был состояться торжественный выпуск. Присвоение званий. Вручение кортиков. Бал. Гуляния.
Вместо этого, ранним воскресным утром, по всем флотам объявили тревогу, а их, вчерашних курсантов, построили на плацу училища, зачитали приказ, быстро экипировали и отправили эшелонами к месту несения службы.
Мой дед оказался на Балтике. Сначала командывал арт.батареей на Пулковских высотах, затем батареей на бронепоезде. Но вернулся на флот и закончил войну командиром Большого Морского Охотника - катера, уничтожавшего подводные лодки врага, траллившего минные поля и высажившего десанты в тыл фашистам.
С первого до последнего дня Войны на фронте.

Вот его стих о том дне, написанный к встрече выпускников, которая состоялась через 40 лет после выпуска.

Выпускникам 41 г.

"...Курсанты танцуют венгерку.
Идет девятнадцатый год."
(В.Луговской, "Курсантская венгерка")

Не пришлось нам отпразновать выпуск,
Не играл нам оркестр туш,
Лишь прочли перед строем список
Пятисот забубенных душ.

А потом повели в баталерку
Разменять аттестат вещевой...
В суете выпускную венгерку
Не сыграл нам оркестр духовой

По бригадам! Дивизионам!
Разлетелись в десятки сторон.
И защиту своих дипломов
Начинали мы словом "огонь!"

Не пришлось нам отпразнывать выпуск.
Без оркестра нас встретил фронт.
Под неровный колесный выстук
Шел в пожарах на нас горизонт.

На окошках, бумагой оклееных,
И на лицах - штукатурка и гарь...
Эх, война! Сколько жизней и времени
Уместилось на твой алтарь!

Вопреки стопроцентному риску
Мы пробились сквозь чащу лет:
Не возмешь ведь с войны расписку
Про зажиленный наш банкет.


Про неснятую в срок примерку,
Про мундир, что не кончил портной...
Так сыграй нам, оркестр, венгерку
За несыгранный бал выпускной!

Капитан второго ранга
Гриспон Марк Абрамович
1981

О вреде курения.


Из-за категооического дефицита времени не успеваю написать что-то сам. А пока неуспеваю - сделаю перепост стихов из книги моего деда. Написаны они были достатачно давно, но многие актуальности не потеряли.

Сегодня стих посвящен недавнему вступлению в силу закона об ограничении курения.

О ВРЕДЕ КУРЕНИЯ

В океане ночном догорал незадачливый танкер.
С темным заревом в небе смешался холодный рассвет.
На плотах доискаться потом не смогли капитана
И еще из команды злосчастной пяти человек.

Уцелевших по форме в ближайшем порту допросили,
Но из них ни один не пролил на события свет.
И убытки списали, а дело о взрыве закрыли...
И признали виновными, как полагается, тех, кого нет...

Завершилось в итоге пустым протоколом дознанье,
Никуда не вела знатоков криминальная нить...
О причине пожара команда хранила молчанье,
Лишь один после этого сразу же бросил курить.

Но улика ли это? Скажите, скажите по чести!
Положительный, в сущности, в плане моральном, момент!
Кто докажет теперь, было б что-нибудь иначе, если б
Он курить перестал до того, как возник инцидент?

Вот идут танкера по морям и в грузу, и в баласте.
Большинство, слава богу, из них не горит!
Чтоб верней избежать в нашей жизни подобных несчастий,
Постарайтесь,
                          товарищи,
                                вовремя бросить курить!

1979
Гринспон Марк Абрамович.

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

Морские байки. Жизнь на корабле.

Экскурсия с непрофессионалом.

Начнем с того, что каждое плавсредство должно иметь (и имеет) имя собственное. Гланое место, где написано название корабля - бронзовая табличка, где-то внутри помещения, на видном месте. Там еще высечены название верфи, год постройки, регистрационный номер и прочие значимые вещи. На носу, там где мы чаще всего привыкли читать название судна, оно может писаться на родном языке. В прошлые годы все советские суда были подписаны кирилицей. Сейчас можно встретить много кораблей, где нос украшен какими-нибудь иероглифами и их дубляжем на латинице. Так-же на родном языке название пишется на корме корабля, только тут еще обязательно присутствует наименование порта приписки корабля. По сухопутному - его прописки.
Название корабля латиницей обязательно пишется на уровне самой верхней палубы, чуть позади капитанского мостика. Это необходимо, что бы любой иностранец мог прочитать название и не ломал себе голову незнакомым алфавитом. Хотя, некоторые названия и так заставляли многих лоцманов и диспетчеров биться головой о планширь (перила). В Грузинском морском пароходстве был танкер "Пятидесятилетие советской Грузии".
Вот он:


Представляете какого-нибудь испанского лоцмана, вызывающего по рации "Pyatidesyatiletie sovetskoy Gruzii"? Об этом в Батуми ходило много историй.
Корабли строятся "семьями", называемые "сериями". По-английски так и звучит "sistership". А по нашему - "однотипный". Внутри типа суда отличаются друг от друга некоторыми мелочами и особенностями - где-то ставится дополнительное оборудование, где-то что-то совершенствуют, опираясь на опыт эксплуатации первых судов серии. Но выглядят они очень похоже (их часто даже красят одинаково) и носят названия из одной сферы.
В советское время были серии "города", "республики", "космонавты", "реки", ""инженеры", "революционеры" и т.д. до бесконечности. Хотя, внутри одного типа, скажем "пионеров-героев", могли один из кораблей назвать, почему-то, в честь поселка городского типа. (Наверное запутывали врага))). Были так же многочисленные серии практически безымянных "волготанкеров", "ленанефтей" и "волго-донов", отличавшихся друг от друга только порядковым номером. Но то речной флот.На море я такого отсутствия фантазии не припомню.
Хотя сейчас многие судовладельцы не сильно ломают голову над названиями своего имущества. И бороздят океаны тысячи "Sea Star- 88" и "Morning Breeze - 56"
Имя кораблю присваивала его "крестная мать" - специально приглашавшаяся женщина, которая торжественно нарекала корабль его именем и разбивала о его борт бутыль шампанского. И сейчас, в век священников и их обязательных ритуалов, участие "крестной матери" в церемонии присвоения судну имени никто не отменял.
В процессе жизни корабль может множество раз менять название. Последнее, как правило, ему дают перед тем как отправить в последней рейс - к месту его разборки.

А вы когда-нибудь задумывались: как устроена жизнь на корабле?

Сухопутные граждане ходят на работу, возвращаются  домой, спят (как правило) - ночью, и (как правило) у себя в спальне. Ежедневно воспитывают детей и, бывают, воспитываемы своими половинами. А если ты – моряк торгового флота? (с военными моряками я практически не общался, поэтому про них ничего сказать не могу). Для меня с самого раннего детства профессия моряка была близка, любима, и я не представлял себя в жизни нигде, кроме как на капитанском мостике, поэтому могу вам рассказать то, чего, возможно, вы не знали.
Collapse )

Путевые заметки.

Самостоятельный туризм. Первый опыт.

Среди тех, кто меня знает, я известен как приверженец самостоятельного туризма. Когда-нибудь я опубликую тут рассказы, как были самостоятельно покорены Доминикана, Маврикий, Филиппины… Но начиналось это давно, когда я еще учился в школе.

Почти каждое лето передо мной и моими родными вставала дилемма – как мне провести лето. Проводить его в Норильске было совсем неприемлемо, а родителям не каждый год давали отпуск летом (как правило, такую роскошь предоставляли раз в два года) и мы не могли совместить их отпуск и наши с сестрой каникулы. В принципе у меня всегда был наготове вариант летнего времяпрвождения – спортивный лагерь с моей группой по легкой атлетике. Но бабушки-дедушки скучали по старшему внуку, да и я скучал по ним и всегда был не прочь повидаться.

Вопрос «как отправить ребенка на лето» стояла почти перед всеми норильскими семьями и, часто, детей везли «на материк» какие-нибудь дальние знакомые знакомых. Раньше таких попутчиков находили пользуясь «народным телеграфом». Да и до сих пор в среди газетных объявлений в Норильске можно встретить такой текст: «Ищу для ребенка сопровождающего до Кукуевска». А уже в пункте назначения детвору разбирала встречающая родня. Я помню, в возрасте 13ти лет меня довез до Москвы водитель с папиной работы, зарегистрировал на рейс в Батуми, а там меня уже встречал довольный дедуля, у которого я погостил недели 2-3, мы с ним полетели в Краснодар, где он посадил меня на самолет в Красноярск (с дозаправкой в Уральске). В Красноярске другой папин друг, перевез меня из аэропорта в речной порт, купил билет на «Ракету» и я прибыл в село Атаманово, где был комплекс лагерей Таежный.
App00161

Если вы думаете, что это мое первое самостоятельное путешествие – то вы ошибаетесь!Collapse )

Морские байки.

Когда мне было 10 лет.

Давным-давно, когда в Москве проходили Олимпийские игры, а мне исполнялось 10 лет, мой дедушка, Капитан Дальнего Плаванья, решил показать мне его любимую работу. В то время он уже работал в военном отделе Грузинского пароходства, и его работа заключалась в подготовке экипажей гражданских судов к действиям в зонах военных конфликтов. Наши суда ходили в Никарагуа, Анголу, Кубу и другие неспокойные точки мира. И экипажи судов должны были уметь правильно реагировать на появление рядом с судном подводных лодок, плавучих мин, самолетов-разведчиков и прочей напасти. И, уйдя с капитанской работы на берег, мой дед имел возможность ходить в рейсы с инструкторской миссией, заодно не давая себе соскучиться по морю.

Collapse )

Морские байки.

Приключения «Дальнереченска».

Через полтора месяца после ухода с нелегалом на борту «Вентспилса», в начале марта 97-го года, к нам под погрузку пришел однотипный, но более молодой, танкер «Дальнереченск». В тот первый рейс, танкер пришел под российским флагом, и приписан был к дальневосточному порту Находка, так как принадлежал Приморскому пароходству. Сразу скажу, что через два месяца это уже был пароход под кипрским флагом.

Команда «Дальнереченска» мне понравилась своей дружелюбностью, приветливостью, радушием и гостеприимством, что на море скорее правило, чем исключение. Я подружился с капитаном – Виктором Александровичем (фамилию помню, но называть не буду) и его первым помощником – Сергеем, которых так и будем называть в нашем рассказе.

Collapse )